Политические войны: убить нельзя помиловать

Фото: ideas.ted.com

Многие украинские выборы характеризовались таким столкновением кандидатов. Еще более сложной становится ситуация, когда в выборы вмешивается третья сторона, делающая ставку на одного из кандидатов. В этом случае даже политтехнологи действуют более жестко, поскольку им в этой стране после выборов не жить, они уедут домой, оставив после себя не мир, а поле битвы. Именно таким был ряд последних украинских выборов.

Самым ярким последним примером такого рода было российское вмешательство в американские президентские выборы, о котором уже написаны сотни статей. Множество подробностей рассказывают сегодня [см. тут, тут и тут]. Например, один из таких фиктивных аккаунтов TEN_GOP, который подавал себя как республиканский, сообщил о сбое машины для голосования в Пенсильвании, которая не позволяла отдавать голоса за Трампа. К концу дня этот твит был продублирован пользователями четырнадцать тысяч раз, а  TEN_GOP стал седьмым по уровню распространения. Вcего же санкт-петербургская ферма троллей создала две тысячи фейковых аккаунтов. Аккаунт Pamela_Moore13, подававший себя как женщина из Техаса и рассказывавший об избирательных манипуляциях Клинтон, получила 24020 последователей. Фальшивый аккаунт America_1st_ получил 24744 читателей со своим  рассказом об обмане в Колорадо. Все эти аккаунты потом были признаны имеющими российские корни. Сегодня можно также увидеть визуальные картинки, использованные в таком вмешательстве. 

В целом же Google, Twitter и Facebook оценили российское влияние в 126 миллионов американцев в Фейсбуке и 131 тысячу твитов в Твиттере. И это много, что привлекло внимание исполнительной и законодательной властей США.

Однако реальные последствия этого влияния, которое, как было доказано, не столь очевидны. Менеджер кампании Клинтон Робби Мук, соглашаясь с тем, что российское влияние на выборы было, в то же время говорит, что оценить последствия достаточно сложно. При этом он говорит, что важно теперь думать о будущем: «Россия доказала, что любой иностранный противник может манипулировать общественным мнением. Если мы не предпримем шагов, чтобы это остановить, мы остаемся уязвимыми к  манипуляциям в выборах, в юридических и культурных дебатах. Это уже больше не проблема 2016 года, это проблема 2018, 2019 и 2020 годов».

Сегодня четко понятно, что именно социальные сети дали такую возможность влияния на болевые точки, которые оказались эмоционально важными для избирателя. Причем  получается, что известная Cambridge Analytica могла работать не только на команду Трампа, но и на российских троллей, предоставляя им достаточно четкие болевые точки [см. тут, тут и тут ]. При этом ни Трамп, ни Клинтон могли даже не упоминаться в этих сообщениях, поскольку они были направлены на усиление недовольства среди тех, кто и так ощущал негативные эмоции по поводу состояния страны.

Более того, появились и сведения, что активистам этого движения платили за поддержание протестных движений в США [см. тут, и тут]. Речь идет уже о сотне людей. Все обсуждают малую сумму в 100 тысяч на рекламу в Фейсбуке, но российское расследование РБК говорит о двух миллионах трехстах тысячах долларов, плюсуя сюда зарплату людей, которые создавали эту рекламу на «фабрике троллей». При этом два миллиона — это зарплата сотрудников американского отдела, где работало до 90 сотрудников. Сегодня уже пишут и о вмешательстве России в каталонские события.

Все это хорошо описывают такие слова: «Имеет значение только одно драма. Одним из наиболее удивительных результатов анализа российской кампании влияния является ее непоследовательность. Обнародованные документы, например, показывают, что в протестах в Хьюстоне тролли не особо заботились о том, чтобы помогать одной из сторон. Они были рады подталкивать всех, заставляя людей спорить за и против исламской библиотеки, что предполагает в качестве конечной цели создание драматических событий. Почему? Реалити ТВ дает ответ. Это все потому, что драму легко создать и она хорошо продается».

Получается, что перед нами та же закономерность, которая превратила наше телевидение в сплошные шоу. Именно они удерживают телезрителя у экрана, что и является целью этой трансформации информационного и виртуального потока телевидения. Этот шоу-момент ярко проявился в российских ток-шоу на украинскую тематику, где крики заменили аргументы.

В целом, если вернуться к финансовому вопросу, то и тут, и в российском влиянии на американские выборы обнаружились странности. Так, в Фейсбук и Твиттер вложил свои деньги российский миллиардер Мильнер. Однако за ним тоже увидели не его собственные деньги, а деньги Кремля. Мильнер купил 8% Facebook и 5% Twitter, что дало ему возможность занять место в списках самых влиятельных деловых людей мира.

Мир вступил в период постправды, но не в период постэмоций. Эмоции хорошо продаются, эмоции хорошо запоминаются, эмоциональные слова воздействуют сильнее любых рациональных. Эмоции являются самым коротким путем к мозгу человека, потому что не требуют долгих раздумий.

К столетию революции 1917 года на Западе вышла книга Виктора Себастьена о Ленине. Она называется «Ленин: человек, диктатор, мастер террора». Автор четко видит корни нынешнего политико-коммуникативного инструментария в том далеком времени. Он говорит: «Месседжи Ленина часто были очень просты, очень энергичны, очень прямы. Он был бы фантастичен на Твиттере. Я имею в виду, что в его слогане "Мир. Земля. Хлеб" намного меньше 140 знаков. Я реально думаю, что он является крестным отцом политики постправды, мне думается, что мы часто видим этот ленинский инструментарий в нашей политике. [...] Он реально был одержим кино и радио. Он бы использовал любую новую технологию, которая могла появиться в то время. Мне страшно подумать, как бы он воспользовался Интернетом. В его стиле было увидеть худшее в оппоненте и затем представлять его этим способом. Это всегда было его инструментом: преувеличивать все плохое, что делает оппонент, а затем подавать его только так».

По сути, перед нами закон пропаганды, когда враг не должен вызывать никакого сочувствия, поскольку абсолютно все его действия можно оценить только негативно. У врага не может быть человеческого лица.

Все сферы человеческого взаимодействия всегда имеют конфликтный характер, а политика конфликтна еще сильнее, поэтому тихая война здесь часто переходит возможные рамки, становясь громкой, а победитель забирает все и даже может посадить проигравших за решетку. Ведь политика — это чаще игра без правил, чем по правилам.

 

comments powered by Disqus