«Вы сейчас переходите на личности…»: мониторинг ток-шоу 16–30 ноября

Скрін-шот newsone.ua

Отличалась только «Головна тема» на телеканале: здесь политикой интересовались только через призму низкого уровня жизни украинцев. Скандалы же, которые случались в студиях, были не к чести и ведущих, и гостей. Некоторые гости, кстати, повторялись из эфира в эфир и на одних и тех же каналах, и на разных: Михеил Саакашвили, Александр Вилкул, Евгений Червоненко, Борислав Береза, Инна Богословская, Мустафа Найем, Марина Ставнийчук, Александр Мороз и Валерий Пустовойтенко.

Отдельно отметим, что все чаще в ток-шоу мы видим бенефис команды «бывших»: экс-президентов, министров, депутатов и даже экс-губернаторов.

Ведущие умудрялись сеять язык вражды — как в «Праве на владу». Фактически капитулировать перед хамством гостей в студии, при этом не задавать очевидных журналистских вопросов, как в «Украинском формате». Настаивать на сплошь негативной картине реальности, как в «Головной теме». Ненавязчиво выпячивать идеи «Самопомощи» и Радикальной партии — как в «Народ проти». В целом, эти две недели политических ток-шоу отметились антипрезидентским фоном всех программ, уходом от заявленной первоначально темы, эмоциями вместо адекватности, декларацией политических лозунгов, переходящих в монологи имени себя, хамство в студии и не всегда умением ведущих справиться с ситуацией.

Предыдущий мониторинг ток-шоу читайте тут.

Кого мониторили: «Свобода слова» (ICTV), «Право на владу» («1+1»), «Народ проти» (ZIK), «Український формат» (News One), «Головна тема» («Україна»).

Когда мониторили: 16–30 ноября 2017 года.

«Украинский формат», NewsOne: начало

Пожалуй, второй мониторинг (первый читайте тут) стоит начать со стартапа NewsOne — большого политического ток-шоу «Украинский формат». У программы есть своя страница, ее девиз: «“Украинский формат” — судьба Украины решается здесь!». Ее ведущие: русскоязычный Тигран Мартиросян и украиноязычный Василий Голованов. Ее тайминг: официально — два часа, на деле — до двух с половиной.. Время выхода: среда, 20.00.

15 ноября 2017 года

Формат. У программы — две части. В первой обычно идет обсуждение исторических контекстов, если коротко: как страна дошла до такой жизни, во второй — поднимаются вопросы более актуальные. В каждой части (за исключением самой первой) есть два основных спикера, которые все время стоят, и эксперты, которые все время сидят. У 150 зрителей в студии есть кнопка для голосования, чтобы определить, кто из главных гостей импонирует им больше. Динамика показывается на протяжении всей программы. Для телезрителей, по замечанию ведущих, «в лучших традициях NewsOne» организовывают телефонный опрос. Стоит сразу отметить: в опросах участвуют, по данным телеканала в конце каждой передачи, от 50 до 90 тысяч людей. Методики нет, верифицировать эти цифры зрителю невозможно.

Часть первая: «Про майбутнє і про сьогодення України»

Возможно, чтобы оправдать девиз и пафос по «решению судьбы страны» прямо в прямом эфире, первым тематическим блоком новой программы стало обсуждение темы, как мы стали независимыми и как обстоят дела сейчас, насколько мы едины и что делать, чтобы это единство сберечь. Неконкретность темы — отличительная черта этой программы. То есть, ведущие ее объясняют и, в целом, направление дискуссии понятно. Но только в целом. Не спас, а, скорее, еще больше усугубил ситуацию опрос: «Який дипломатичний майданчик, на вашу думку, може забезпечити мир в Україні. Два варіанти відповіді ми вам пропонуємо. Перший варіант: Норманський, Мінський формат, другий — український формат». Что такое украинский формат — кроме названия передачи и амбиций по изменению судьбы страны — ведущие не объяснили. Не умаляя уровня телезрителя, все же приходится сомневаться, какой процент из голосующих доподлинно знал, что такое «нормандский» или «минский» форматы в контексте «дипломатической площадки». Тем не менее, в конце передачи аудитории показали почти 80 тысяч проголосовавших, 82 % из которых поддержали идею «украинского формата»..

В студии собрали команду бывших: два экс-президента Украины, экс-премьер министры, экс-глава ВР, экс-министр, экс-губернатор. Это было разговор о нематериальных ценностях, которые спасут Украину, однако из уст тех, чей пик политической карьеры остался, мягко говоря, немного в прошлом, выглядело это больше как общение на каком-нибудь тематическом круглом столе. Что среди гостей делал Евгений Червоненко — отдельный вопрос. Он постоянно повторял, что присутствующие — и Кравчук, и Ющенко, и Литвин — его учителя и это честь быть здесь с ними. Принцип «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку», увы, просматривался не только в контексте Евгения Альфредовича. Пиетет интеллигентных ведущих перед гостями, возможно, не давал задать ни одного критикующего или острого вопроса о том, что было не так в работе самих гостей в рамках их персональной ответственности.

Особых политических посланий в первой части программы не было: некому их было заявлять. Все, что говорили спикеры, не изменилось со времен их политического расцвета. Хотя говорить о политике в контексте вот таких практически риторических (или наводящих?:)) вопросов ведущих^ «Современное государство сегодня — это действительно язык, это действительно нация, это действительно церковь или скорее, возможно, законопослушность граждан, права человека, уплата налогов?», «Сегодня я хотел спросить еще у Евгения Альфредовича. Евгений Альфредович, как вы полагаете, вот о государстве раз уж речь зашла. Например, в вопросы церкви государство вмешиваться должно или нет?», в принципе, сложно. Тем не менее, политика, не в пользу действующей власти, была. Немного в виде замечаний вроде: «Це олігархо-бюрократичний капіталізм, плюс поліцейська держава» от Владимира Литвина.

Больше политики было во второй части программы.

Часть вторая: «Об оппозиции в Украине»

Главными гостями программы о конструктивной оппозиции стали Михеил Саакашвили, «Рух нових сил», и Вадим Рабинович, партия «За жизнь». Среди приглашенных гостей — Надежда Савченко, Мустафа Найем, Иван Винник, Михаил Добкин, Иван Крулько. Формально здесь были представители разных политических сил, по сути — о балансе мнений говорить не приходилось: максимум времени в итоге получали те, кто громче и агрессивнее себя вел.

Это был первый раз, когда ведущие не справились с групповой динамикой. Первым акцентом ведущих стало назвать главных спикеров «яркими лидерами оппозиции». Подняли, так сказать, градус и статус, что вполне понятно, зная, кто является главным консультантом программы — известный политтехнолог Владимир Грановский. Однако уже с этого момента стало заметно, что вопросы, подготовленные ведущими, не удержат структуру программы: мы интеллигентно спрашиваем, вы интеллигентно, в рамках отведенного времени, отвечаете. И все очень чинно и благородно. Но вряд ли с этими гостями.

Например, Саакашвили, в своей манере, полностью замыкал любой вопрос на себе. О чем бы ни говорили, все заканчивалось темой: «Я — герой, они — подонки». Судя по его риторике, именно экс-президент Грузии способен спасти Украину, «всех посадить» и так далее. Его чрезмерно эмоциональная речь максимально изобиловала манипулятивными обобщениями вроде «всегда», «никогда», «все», «никто», и, конечно же, «я-я-я-я». Фактически все ответы политика постепенно переводились из плоскости рационального в эмоциональное. Ведущие, оставаясь интеллигентами, вывести дискуссию на что-то, хотя бы смахивающее на конструктивный уровень, не могли. В течение передачи у ведущих случились перепалки, в частности, с Андреем Лозовым из фракции Радикальной партии, Михеилом Саакашвили, Михаилом Добкиным из «Оппоблока», Вадимом Рабиновичем. Причина: гости часто переходили на личности, и ситуацией управляли уже не ведущие. Если на это и не был, на самом деле, расчет «консультантов программы» — то тогда это их ошибка. А если был именно расчет — то он явно бьет рикошетом по репутации и профессионализму ведущих. Лидером по хамству стал Михаил Добкин: его оскорбительные высказывания в отношении Мустафы Найема (например: «Вот типичный представитель БПП — надменный, грубый, глупый. Ну зачем подчёркивать лишний раз свои качества?», «Я бы хотел передать этой девочке, что я не голосовал о законе о выборах») долго и безрезультатно пытались пресечь ведущие.

Тем не менее в студии прозвучали основные политические устремления гостей: Рабинович гнул линию своей партии, много говорил о своих инициативах и остро отрицательных взглядах на нынешнюю правящую власть и ведущие не очень ему перечили и не задавали ему самому жестких вопросов. Саакашвили брал напором, фактически выкрикивая о своих политических амбициях в Украине, и ведущие тоже не сопротивлялись. Добкин брал грубостью — ведущие сопротивлялись, как могли, но получалось, как уже было сказано, не очень. И, кстати на сайте программы от Добкина оставили только политическое это: «Власть сама разрушила законы, растоптала Конституцию и создала правила силы. А силы у нее меньше, чем у Саакашвили, поэтому вскоре эта власть исчезнет».

Собственно, кто может называться украинской оппозицией и насколько она конструктивна, —  аудитория получила ответ, просто наблюдая за происходящим. Но ведущим поведение гостей не дало даже резюмировать то, что происходило в студии на полчаса больше запланированного времени. Все, что можно сказать с позиции зрителя: было шумно, непонятно и неконструктивно.

22 ноября 2017 года. «Антикоррупционные скандалы в стране»

«УФ» — не единственный, кто поднял тему антикоррупционных проблем в стране, точнее, конфликтов в ведомственных структурах, которые расследуют коррупцию. Этим разбирательствам выделили эфиры практически все телеканалы. Выбор гостей ведущие оправдали тем, что действующие руководители антикоррупционных и правоохранительных ведомств в последний момент отказались приходить, сообщив, что конфликта нет. Поэтому главными гостями стали Святослав Пискун, глава Союза юристов Украины и… лидер движения «Справедливость» Валентин Наливайченко. Пискун — экс-генеральный прокурор, Наливайченко — экс-глава СБУ. Среди гостей — Инна Богословская, Александр Лавринович, Валерий Постовойтенко, Марина Ставнийчук.

Вопрос опроса зрителей: «Антикорупційні справи в Україні сьогодні — це боротьба з казнокрадством, або ж боротьба з політичними опонентами?» (спойлер — борьба с политическими оппонентами — 93 % из заявленных 88 тыс. 445 опрошенных).

По сути, первая часть программы — это длительный, подробный, часто публицистический и местами скучный экскурс в историю основ политической коррупции, Лазаренко и Тимошенко. Часто уверенно солировала Инна Богословская. Проверить истинность высказываний спикеров невозможно, так как нужно либо глубоко владеть темой, либо иметь возможность слышать ответы на уточняющие / подвергающие сомнению услышанное вопросы. Чего, по сути, не было ни от ведущих, ни от участников дискуссии. Даже Валерий Пустовойтенко порекомендовал разбирать так дотошно не дела Лазаренко, а дела сегодняшние. «Мы будем», — сказал ведущий. Но весь первый час продолжалось обсуждение дел Павла Лазаренко с плавным переходом на Юлию Тимошенко. Например, ведущие долго и дотошно задавали вопросы по делу Тимошенко, будто бы этот кейс был чуть ли не главнейшим в истории новейшей Украины: «Дело Юлии Тимошенко — борьба с коррупцией или политическое преследование?»; или вопрос к Наливайченко: «Если бы факт ее преступления подтвердился, вы бы сегодня с ней сохраняли свои политические отношения или нет? Вели бы совместную политическую деятельность или нет?». Кстати, деклараций программных целей и заявлений от Наливайченко вроде: «І оце головна нерівність, коли люди занедбані, а влада, будь ласка, дозволяє собі все, що хоче через кишенькові суди», — тоже было достаточно. Фон всей программы: нынешняя власть плоха, не справляется, имитирует борьбу с коррупцией. Аргументов против этого фактически не было. Судя по всему, оппонентов среди гостей не нашлось.

Часть вторая: основные спикеры — Сергей Лещенко и Олег Барна (БПП). Среди гостей: снова Михеил Саакашвили, Борислав Береза, Марина Ставнийчук. Антипорошенковский настрой сохранялся всю программу. Олег Барна серьезно проигрывал Лещенко и по манере держаться, и по качеству диалога. Со скандалов между антикоррупционными структурами разговор сошел на дискуссию об офшорах Порошенко, которые, по словам и ведущих, и Лещенко, в частности, нужны не для продажи «Рошен», а для минимизации налогов, а также о «спорных декларациях» некоторых представителей БПП.

К чести ведущих, в этой части программы они все же задавали более предметные и конкретные вопросы спикерам, старались вести дискуссию по протоколу. Кроме того, аудитории давали понятные аналитические справки о сути вопросов, которые обсуждаются в прямом эфире. С другой стороны, иногда было непонятно, почему конкретно к этому спикеру апеллируют ведущие. Например, почему именно Михеилу Саакашвили, который снова говорил сплошными манифестами и обвинительными заключениями, ведущие поручили отвечать на вопрос о конфликтах между НАБУ и НАЗК. Формат вопроса также был сомнителен: «Михаил Николозович, продолжение будет? Как много ещё таких статей (перечень конфликтных ситуаций между структурами. — Авт.) впредь зачитаем в эфире? Вы сказали, что уедете, возможно, в Польшу. Значит, надежды нет, ее меньше?». Понятно, что ответ не по сути затянулся, да еще и привел к перепалке с Игорем Мосийчуком из Радикальной партии Олега Ляшка.

Итог программы от ведущих: «К сожалению, мы не успели обсудить сегодня все темы актуальные и беспокоящие нашу страну и наших телезрителей. Но одно можем сказать с уверенностью, благодаря тому, какое количество сегодня правоохранительных, а, в особенности, антикоррупционных ведомств в стране, мы, дорогие друзья, с вами можем спать спокойно. А когда проснемся, будьте уверены, коррупция будет уже побеждена. По крайней мере, такие выводы мы можем позволить себе сделать сегодня после нашей программы». Сложно сказать, что это было: попытка ведущего съязвить или оптимистическая вера в светлое завтра, но выглядело это как элементарное неумение делать адекватное резюме на основе имеющихся данных.

29 ноября 2017 года. «Украина — не Россия»

Упоминание о книге Кучмы (!) «Украина — не Россия», собственно, и дало название передаче. Выбор гостей был столь же оригинален: Анатолий Кинах и Александр Вилкул (Оппоблок) — главные спикеры. Среди гостей: снова Евгений Червоненко, Александр Мороз, Владимир Литвин. Тема — евроинтеграция Украины.

Опрос: «Євроінтеграція для України. Перший варіант відповіді — політична маніпуляція. Друга версія — реальне майбутнє» (спойлер: 96 % — политическая манипуляция).

Уже в традиции передачи — первая часть программы больше напоминала заседание клуба, в этом случае, по внешнеинтеграционным интересам. Отсылка к началу независимости, а потом к 2013 году, когда в Литве не случилось подписание Соглашения об ассоциации с ЕС — основа первой части программы. Анатолий Кинах был более сдержан в своих заявлениях, разделяя тезис про «свій український формат, виконувати свої українські домашні завдання і концентрувати на чомусь наш інтелект, наші ресурси, наших талановитих працездатних людей, бо Бог і природа дала Україна все, щоб жити гідно і бути гідною державою світі». Александр Вилкул, один из лидеров по джинсе в региональных медиа Днепропетровска и Запорожья, в частности, евроинтеграционную политику Украины повсеместно критиковал, убедительно доказывая, что в ЕС Украину не возьмут. Ему особо никто не оппонировал. Ведущие, обращаясь к экс-министру иностранных дел Константину Грищенко, дискуссию продолжали в стиле: «Так на вашу думку, все ж таки політична маніпуляція чи реальне майбутне?».

Стоит отметить, ведущие апеллировали к Евгению Червоненко не как пусть бывшему, но министру, а как к «менеджеру». И именно экс-министр транспорта и экс-губернатор делал выводы по качеству проекта Ассоциации между Украиной и Евросоюзом. Заключительный вопрос ведущих в этой части: так был или нет выбор у Украины, куда идти, и действительно ли нам обещали членство в ЕС «за который люди выходили на Майдан?» — заложил мину замедленного действия, которая взорвалась прямо во второй части программы. Кстати, об ответах главных гостей. Анатолий Кинах: «Нам надо понять, что никто нам не будет делать подарков». Александр Вилкул: «Политики, которые пришли к власти на крови, цинично, подло, понимая, что никто нам не предлагает никуда вступать, — обманули людей для того, чтобы прийти к власти, решив личные проблемы». Результаты зрительских симпатий: 59 % на стороне Вилкула.

Часть вторая: Был ли у Украины европейский выбор?

И снова здравствуйте: партия «За жизнь». Главные спикеры — глава политсовета Евгений Мураев, а также глава Европейской партии Украины Николай Катеринчук. Гости этого блока: представители «Свободы», «Самопомощи», «Батькивщины», «Народного фронта» и БПП.

Опрос: «Майдан, що це було?» — «Крок назустріч до Європи» чи «Спосіб змінити владу». (спойлер: 92 % — «Спосіб змінити владу»).

Тема важная, ведущие как бы не касались годовщины Майдана, а все больше говорили об евроинтеграции, однако раскрыть тему так, как задумывалось, явно не получилось. О чем они впоследствии рефлексировали фактически большую часть эфирного времени. Вот как-то не заладилось у ведущих с групповой динамикой. Да и сама по себе постановка вопроса: «Не обманули ли людей, которые вышли на Майдан с верой в европейское будущее?» — была так нагружена эмоциями, что ответ «Обманули же!» просто напрашивался особенно с учетом подбора гостей в студии. В этой части у ведущих были проблемы не только с вопросом об обмане. Заложенные ответы и реакции читались здесь: «Пане Микола, відштовхуючись від слів Президента Литви, чи можна зробити висновок, що не так вже й чекають на нас в ЄС і що повноправне членство, скоріше за все, політичний міф» и здесь: «А вот президент Петр Порошенко остался доволен итогами Саммита восточного партнерства. Сказал, что договорились об очередной финансовой помощи» или здесь: «Вы говорите, что политики обманывали украинцев все это время. Скажите, сейчас кто-то обещает Украине членство в Европейском Союзе. Вы — лидер Европейской партии. Украина дождется того, что станет членом ЕС или нет? Ну, скажите вы правду».

Кстати, о риторике выступлений: заявления в стиле: «Вся власть ворует» «все воруют», «Они все (деньги) будут украдены», «Діюча влада, куди ви нас ведете?», «Країна, яка зробить свій вибір», «Я вважаю, що вони беруть для того щоб вкрасти» — самые распространенные словесные манипуляции, в которых было много обобщений и подмен конкретных лиц абстрактными терминами. При этом конкретики в программе ведущие не требовали.

Такого было достаточно, но взрыв случился после вполне конкретного заявления Евгения Мураева, что в стране случился государственный переворот: «Уважаемые друзья, мне задали 10 вопросов очень объёмных, который звучали, как обвинение. Я буду отвечать по мере поступления вопросов. Где я был во время Майдана? В Киеве. Я вам скажу, я не считаю, что это была Революция, это был государственный переворот».

В копилку своего опыта ведущие могут записать уход части гостей (в том числе представителей «еврооптимистов») из студии посреди эфира. Важно отметить, как среагировали на это журналисты канала: вплоть до конца передачи они снова и снова, и снова рефлексировали по поводу того, что уходить — удел слабых. Было заметно, что этот шаг, похоже, уязвил, и вопросы уже задавались в контексте этого: «Николай, вы лидер Европейской партии, мы говорим о евроинтеграции сегодня, скажите, пожалуйста, вот эти пустые кресла что, на ваш взгляд, символизируют? Это поведение европарламентариев в нашей стране? Уходить от дискуссии? Просто покидать телевизионную студию когда разговор идет, например, не в том русле в котором хотелось бы», или «Почему ушли, Сергей? А вы остались. Почему вы остались, а они ушли?», или «Коротке запитання для Вас одразу. Депутати, які залишили студію й не захотіли відстоювати свою позицію, вони пішли через те, що не хочуть визнавати провал євроінтеграційного курсу України?», или «Пане Євгенію, на Вашу думку, депутати, які залишили цю студію не захотіли визнавати провал євроінтеграційного курсу нашої держави?».

В принципе, окончание передачи стало бенефисом Евгения Мураева. Итог передачи от Голованова: если Украина — не Россия, то кто мы? Мы, оказывается, Украина. В общем, над выводами на большом политическом ток-шоу страны, похоже, еще стоит поработать.

«Свобода слова», ICTV: аргументированно до скуки

20 ноября 2017 года: Майдан и будущее

Тематика «Свободы слова» была вполне ожидаема: годовщине Майдана в разных аспектах уделили много внимания. Ведущий Вадим Карпяк с гостями размышлял, что будет дальше с Украиной после Евромайдана. Вопрос зрителям в студии: «Несут ли избиратели ответственность за выбранную власть»?. Вопрос гостям: самое большое достижение Майдана и самая большая утраченная возможность. На этот вопрос, по сути, ведущий нанизал структуру программы, что не давало гостям раскачать маятник слишком сильно. В целом, можно отметить, что в программе вполне сбалансированы и форма, и содержание. В программе фактически нет острых, в плохом смысле этого слова, моментов, скандалов и недопустимого поведения гостей. Спикеры и эксперты, в основном, занимаются изложением фактов, а не политическим программированием. Среди гостей студии, кроме Горбатюка, — Мустафа Найем, Руслана Лыжичко, Соня Кошкина, Андрей Тетерук.

Так, Сергей Горбатюк, глава Департамента спецрасследований ГПУ, много говорил о том, как и почему расследуются или не расследуются дела по Майдану. В студии также детально выясняли, может ли быть в отношении «майдановских дел» сознательный саботаж и достаточно ли четырех лет, чтобы, наконец, завершить расследование.

Мустафа Найем, представитель БПП, был последователен в своих взглядах: на каждой программе, куда его приглашают, он продолжает двигать идею насчет снижения проходного барьера в парламент до 2 %. Здесь он тоже говорил об этом же в контексте Майдана и политиков нового времени, которые не могут пробиться сквозь старые политические элиты.

Руслана Лыжичко вполне убедительно и аргументированно говорила о том, что она — против украинизации как понятия, и об упущенных возможностях майдана в виде отсутствия плана для политиков нового времени, который должны были создать на Майдане.

В этом смысле на фоне вполне сносного нейтралитета и ведущего, и гостей, отличался представитель фракции «Народный фронт» Андрей Тетерук с заявлениями вроде: «Народний фронт» коли заходив в парламент, він мав на меті дуже чітку яскраву мету — робити нашу країну сильною, спроможною захистити себе від Російської агресії, а саме головне проєвропейськи орієнтованою» или «Народний фронт» слугує хребтом, я про це неоднаразово заявляв і вважаю, що саме "Народний фронт" є таким непохитних стрижнем нашого парламенту, який об'єднує…».

27 ноября 2017 года: в поисках окончания войны

«Что нужно, чтобы закончить войну на Донбассе?» — дискуссия на большую и серьезную тему началась с данных социсследований, которые озвучил ведущий. Тематический повод — битва за власть в «ЛНР». Однако в «Свободе слова» эту тему центральной не делали, упоминая о ней лишь иногда. Увы, ни отсылки к источнику — авторам исследований, ни тем более к базовой информации о методике или хотя бы количестве опрошенных респондентов и его масштабах из уст Вадима Карпяка не прозвучало. Не было этих данных и на экране. По сути, зритель должен был просто принять на веру, что анонимные цифры о том, что «для более чем 5 0% украинцев война на Донбассе — та проблема, которая требует неотложного решения», и только 9 % украинцев рассматривают вопрос, чтобы эти территории отдать. Собственно, эти цифры с самого начала стали предметом дискуссии, так как гости студии называли другие данные и апеллировали к другим исследованиям — но все это было настолько не верифицируемо, что зрителю, похоже, лучше было бы просто вычеркнуть эту часть из протокола.

Первый гость программы, Георгий Тука, замминистра по вопросам оккупированных территорий и временно перемещенных лиц, в своих достаточно компетентных ответах иногда вдавался в метафоры вроде этой: «Тому просто віддати на потуру ворогу нашу територію, сподіваючись, що на цьому цей ненажера заспокоїться — це величезна помилка». Никто не оппонировал и это высказывание: «Ці агенти ворожої держави, вони присутні на всій території нашої держави. І казати, що їх концентрація, наприклад, на Донеччині чи Луганщині більша, ніж в парламенті Верховної Ради чи на Закарпатті, я б не став. Вони є всюди — вони є в засобах масової інформації, вони є у владних структурах, у правоохоронних органах, в людях, які себе позиціонують як громадські діячі, в неурядових громадських організаціях».

Гость номер два, вновь Александр Вилкул, «Оппозиционный блок», с подачи ведущего рассуждал о том, как закончить войну за полгода. Дальше — ода своей партии: «Мы — единственная партия, которая хочет реально закончить войну», «Я еще раз подчеркиваю, что мы четко понимаем, как это сделать. Мы хотим, самое главное, это сделать, те, кто сегодня над этим работают, реально не хотят это делать». Несмотря на то, что Вилкул употреблял некорректную терминологию, называя временно перемещенных лиц «беженцами», это осталось без внимания ведущего и экспертов. Но при этом сам Вилкул давал советы экспертам вроде: «Поэтому, когда задаете вопросы, пожалуйста, думайте, какой может быть ответ» и раздавал рекомендации аудитории «Дорогие друзья, перед тем, как аплодировать, ну, давайте, все-таки включим логику и подумаем», оставляя без конкретных ответов неудобные вопросы от экспертов.

Как бы там ни было, дискуссия в итоге все же получилась, несмотря на то, что Вилкул демонстрировал хорошее умение от вопросов уходить. Как он сделал, в частности, с вопросами, Евгения Магды из Центра общественных отношений («Скажіть, те щовідбувається на Донбасі з 2014 року — це українська криза, як говорять на заході, чи російсько-український конфлікт?»), политолога Олега Саакяна («Назвіть, будь ласка, три конкретних проекти, які робляться вашими зусиллями для того, щоб реінтегрувати території сходу, які були під окупацією») или политэксперта Олеси Яхно о Минских договоренностях. Достаточно познавательно было следить за дискуссией Вилкула и представителя «Народного фронта» Сергея Высоцкого, когда спор шел между его: «Бійтеся представника “окупаційного блоку”, який каже вам про мир, тому що в цій патоці, в цьому єлеї миру, вам підносять план капітуляції фактично» и «Я прошу не манипулировать. …. Вы паразитируете на войне на этой, зарабатываете и хотите, чтобы она никогда не закончилась» Александра Вилкула.

Стоит сказать пару слов и о еще одном спикере, представительнице «Батькивщины» Алене Шкрум. На фоне Вилкула она выглядела не столь неопределенно: то ли вопросы к ней были не столь резки, то ли ее располагающая манера грамотно и понятно объяснять сложные вещи сыграли свою роль, но даже ее упоминания шефа были ненавязчивыми и уместно смотрелись в общем контексте ее спича.

Резюме: больших погрешностей на программе, несмотря на острую тему, часто изобилующую языком вражды и нарушением множества этических стандартов, не было. Однако в финале программы ответа на вопрос «Как закончить войну?», увы, так и не случилось.

«Народ проти», ZIK

17 ноября 2017 года: «Чотири роки Майдану: чи готові ми до правди?»

Было ожидаемо, что накануне годовщины Майдана большие ток-шоу возьмут эту тему в работу. «Главное шоу Украины» «Народ проти» и Наташа Влащенко так и сделали. Три часа затянутого донельзя эфира с большими паузами и вялотекущей динамикой авторы программы посвятили разбору, так почему расследования по Майдану не закончены и готовы ли мы к правде? Не уточняя, к чьей.

Реплика в сторону. Особенность стиля этой программы — карточки в руках у ведущей. У Натальи готовы все вопросы, и она тщательно проговаривает их гостю, не поднимая на него глаз: все внимание ведущей сосредоточено на вопросе в карточке. Это порождает дополнительные трудности в восприятии информации со стороны зрителя. Иногда даже создается впечатление, что главные в программе — именно они, карточки, а вот люди — лишь приложение к ним. Тем не менее.

По словам ведущей, в студию приглашали Сергея Пашинского, Александра Турчинова, Андрея Парубия, Виталия Кличко, Олега Тягнибока, Арсения Яценюка, однако «никто из них не осмелился прийти». Поэтому эфир заполнили, в частности, Сергей Горбатюк (он придет и на «Свободу слова»), Инна Богословская (она же будет и в «Украинском формате»), Дмитрий Корчинский, Надежда Савченко (она тоже будет на других эфирах), Владимир Парасюк, Ольга Богомолец и анонимный представитель «Беркута» в темной комнате. Спикеры очень разные по партийной принадлежности, однако баланса мнений в итоге не получилось. Если коротко: программа, по сути, содержала послание, высказанное одним из участников программы: «Порошенко = Янукович + английский». И все, что с ним связано — зло.

Но вернемся к некоторым деталям. В этом эфире было много манипуляций, связанных с упоминанием погибших на Майдане. Вокруг этой темы в студии замыкалось столько эмоций, что разобраться в логике высказываний как едином концепте, было фактически невозможно. В студии пытались восстановить события четырехлетней давности и ответить на вопросы: кто и когда стрелял 19 февраля, какое оружие было на майдане, «Беркут» — преступники или все-таки нет, что само по себе накаляло градус в студии. Между собой, в частности, общались: Савченко и Парасюк, Богословская и Корчинский, Горбатюк и Власенко.

При этом представители политических партий не теряли возможности для самопиара вроде этого: «Я маю честь представляти всеукраїнське об'єднання "Свобода", організацію, яка показала на Майдані, що саме організована структура може досягати успіху» (Руслан Кошулинский, ВО «Свобода»), создания дополнительной ценности для своих тайн (так стреляли или нет): «Ну, на жаль, я зараз відповідь на це питання надати не можу. … Нє, історія не готова до цієї правди, українське суспільство» (Владимир Парасюк, народный депутат), оправданий своих действий: «Ви маєте зрозуміти, що людина, яка об'явила мене провокатором і написала на мене заяву в міліцію, сьогодні — Президент України. І тому поза сумнівом, я там виконував журналістські функції, як і багато інших журналістів і випадково потрапив під роздачу» (Дмитрий Корчинский), легкого скандала: «Вы не имеете права мне этого говорить, потому что тогда, когда собирались продать Украину по сговору Партии регионов и "БЮТ" в 2009 году, вы (Макс Бужанский. — Авт.) тоже не сказали ни слова. Я была единственным человеком в Украине, который стал против этого. И это последняя капля, которая перевесила тогда вот на волосиночку нас от этого сценария Белоруссии» (Инна Богословская).

В итоге наибольшую поддержку, по принципу отбора в программе, получили Власенко и Богословская и снова стали ключевыми спикерами. Финал программы ознаменовался скандалом Инны Богословской и Николая Величковича, упрекнувшего экс-нардепа в том, что она назвала «мразью» две трети людей в парламенте, а значит, и его. Польза из этого спора для зрителя: наблюдение, как выглядит человек (в нашем случае — Инна Богословская), который переводит дискуссию из сферы рационального в эмоциональное. А также заменяет необходимость конкретного ответа общими обвинениями, громкими заявлениями и призывами к поддержке широкой аудитории.

27 ноября 2017 года: Война силовиков: зачистит ли власть непокорных?

Для начала остановимся на самой формулировке темы. Звучит емко и звучно. «Кто и за что борется и чем это все закончится?» — спрашивает ведущая. И это — нарушение стандартов уже на входе в программу. О какой власти идет речь? У нее обычно есть фамилии и имена или хотя бы названия структур. Кто такие непокорные? Что значит «зачистит»: всех арестует? Убьет? О чем это? Это — о конфликтах между правоохранительными структурами, которые занимаются антикоррупционными расследованиями.

Авторы программы подобрали вполне релевантных гостей для обсуждения этой не самой простой темы. Среди приглашенных были внефракционные нардепы, кроме Игоря Мосийчука из Радикальной партии Олега Ляшка, эксперты / чиновники и журналисты, например, Владимир Бойко, который стал главным спикером первого раунда общения.

Вопрос к аудитории уже немного отличался от тональности тематики передачи. Речь уже шла не об абстрактной власти и зачистках: «За що борються правоохоронні органи України? Перше — за встановлення законності. Друге — за владу та гроші». Первые результаты опроса показали: 90 % — за власть и деньги.

Яркой кометой пронесся по передаче и внефракционный депутат Борислав Береза. Его напор и умение говорить, безусловно, перетягивали на себя внимание аудитории. Вы только посмотрите на вопрос ведущей и на ответ Борислава: «Хто є ініціатором цієї війни? Як ви думаєте?» — «Поки те, що я бачу, що деякі антикорупційні органи розігрують саме, такі знаєте, я не хочу казати борці з корупцією, але є дійсно такій пласт людей, які є професійни вже борці. І вони грають на тому чи іншому боці. Саме тому вони використовують це для свого піару». Ничего не понятно, но зато как красиво. «Война», «борцы», «разыгрывают» — это лишь ничтожная толика эмоционально окрашенной лексики, которой изобиловала передача. И, безусловно, тут было много драйва.

Некоторые реплики ведущей тоже вдохновляли. Реакция на информацию Березы о том, что недосмотрели проблему в законе: «Ви як маленькі діти, не догледіли, ви ж повнолітні!», о пропаже потенциальной гостьи Анны Соломатиной: «Сьогодні, невідомо де розчинившись, Ганна Соломатіна, я сподіваюся, що з нею все в порядку, у своєму Фейсбуці опублікувала переписку», на реплику Мосийчука, что не стоит ловить тещ по домам, а заниматься делом: «Пане Мосійчук, у вас же теж є теща, наскільки я знаю».

Были здесь и оскорбления. Конечно, до Михаила Добкина спикерам, что называется, еще копать и копать, но фразы вроде: «Дорогой мой, бывший коллега, Егор. Вы, просто, большой лентяй, и еще и обманщик» от депутата Грановского можно было услышать.

Звучали здесь партийные акценты, в частности, от Игоря Мосийчука: «Я — самодостатня людина і я особисто визначаю питання, в тому числі, не тільки для себе, як політика, а й "Радикальної партії Олега Ляшка", яку представляю у парламенті, в питаннях правоохоронної діяльності в Україні», «Ті, хто не голосує за державний бюджет в воюючій країні, належить до прокремлівських сил. Можна я відповім. Не треба мішати тварин, ослів, людей, комах в одну кучу».

Как-то своевременно случилось и включение с Егором Соболевым из «Самопомощи». Он, перед ВР, обвязанный украинским флагом, отвечал на вопрос ведущей: «Кому і яким чином ви перейшли дорогу, з якої причини вас хочуть усунути з цієї посади?».

В целом, три часа дискуссии привели ведущую вот к такому заключительному слову: «Сьогодні ми говорили про чвари між силовиками. Кажуть, що коли пани б'ються, у простих людей чуби тріщать». Какое отношение этот вывод имеет к заявленной теме программы о власти и зачистках — вопрос, над которым зрителю пришлось думать самостоятельно.

«Головна тема», канал «Україна»

19 ноября 2017 года: Новые пенсии: кому, сколько и за что?

Еще один ноябрьский дебют — «Головна тема» на канале «Україна». Формат программы отличается от всех ток-шоу, которые сейчас есть в эфире. Во-первых, она самая короткая: эфир длится менее часа. Во-вторых, она больше напоминает итоговый информационно-аналитический выпуск, куда просто приходят несколько гостей. В-третьих, гости — лишь статисты на сцене: что бы они ни говорили, логика и смыслы передачи не меняются. А смысл ее один: все плохо и выхода с такой властью нет. Ведущая программы — Елена Кот. Здесь тоже есть опрос: методика не объяснена, количество проголосовавших неизвестно, в итоговых данных авторы указывают только процент за каждый вариант ответа.

Первая программа началась с сюжета о семье, всех членов которой коснется пенсионная реформа. Сюжет — остро социальный, в нем нет места оптимизму. Здесь есть только безнадежность и невозможность полноценно жить в нынешних условиях. Блоки этого сюжета будут показывать всю передачу. Кроме этого, там будут еще сюжеты, в которых уже есть ответы на вопросы о качестве реформы. И эти ответы — также негативные.

Комментировать увиденное авторы программы пригласили Андрея Реву, министра соцполитики Украины. На что стоит обратить внимание: во втором сюжете журналисты спрашивали пенсионеров, повысили ли им и на сколько пенсии. В сюжет не попал никто с позитивным откликом о повышении. Этому удивился даже сам министр: «Коли ваша знімальна група це робила , вона не знайшла жодну людину, якій нормально підвищили пенсії?», на что Елена Кот среагировала так: «Знайшлася, але скарг набагато більше». Собственно, в таком ключе пройдет вся программа: что бы ни говорил министр, ответы, неутешительные для зрителей, уже известны. Этому способствовала и сама ведущая, своими вопросами как будто настаивая на поиске негативного ответа у спикера. Например, Елена Кот не менее четырех раз спросила министра, так уменьшится ли субсидия в связи с ростом пенсии? Объяснения министра, что а) только следующем году, б) незначительно, в) изменится размер субсидии, а не количество их обладателей, не прекращало повторение вопроса вплоть до резюме: «Збільшення пенсії приховує в собі ще ризики певні. Чого бояться майбутні пенсіонери? Давайте послухаємо» со следующим мрачным сюжетом об ожиданиях украинцев.

Еще немного о гостях: в программе появился еще один участник — Алексей Плотников, доктор экономических наук, эксперт, который активно критикует реформу. Раньше он был депутатом от Партии регионов, сейчас, судя по его биографической справке — в политической партии «Социалист», однако этого бекграунда в биографической справке телеканала не было.

Кроме того, в одном из сюжетов программы нам снова показали Леонида Кравчука, рассуждающего о том, что, если бы украинцы жили, как он, все было бы хорошо.

Интересная деталь: на инфографике, которая объясняла новый пенсионный возраст, мужчина 60+ лет изображен как согбенный дед с палочкой. Эта картинка, как и все восприятие от программы, создает реальность, в которой после шестидесяти сразу превратишься в нищенскую немощь, и, если честно, будущего не будет совсем.

Все сюжеты программы нацелены исключительно на критику пенсионной реформы. Еще один эксперт в студии, Александр Ткач из «Реанимационного пакета реформ», безусловно, добавил здравые объяснения по сути реформы, но оптимизма не прибавил. Окончательно усугубили ситуацию сюжет о счастливых европейских пенсионерах безупречной страны Швеции и резюме в конце передачи ведущей: как бы мы ни критиковали пенсионную реформу, но она нужна. Вопрос лишь, что менять. Конец.

26 ноября 2017 года: Сьогодні українці не можуть почуватися в безпеці навіть у власному домі

Еще одна порция безнадежности. В этот раз Елена Кот и ее гости разбирались с темой безопасности: «Право на защиту жизни. Почему мы в опасности?». В центре программы — сюжет об украинке, которая вынуждена была выстрелить во вломившегося в ее дом неадекватного и опасного мужчину. Теперь ее обвиняют в превышении границ необходимого уровня самозащиты. Гость студии: Иван Варченко, советник Министра внутренних дел Украины. Программа нацелена на критику реформы уже в МВД. Большую часть дискуссии ведущая посвятила проблематике незаконного оборота оружия. Дискутировали с Иваном Варченко также Георгий Учайкин, представитель Украинской ассоциации владельцев оружия и Анна Маляр, юрист-криминолог.

Позицию ведущей было сложно назвать нейтральной. Сначала аудитории показали сюжет, из которого понятно, что купить незарегистрированное оружие можно через интернет. Потом, после вопроса к советнику — делаете ли вы все возможное, чтобы изымать незарегистрированное оружия, Елена Кот повторила это еще раз и — показала сюжет, в котором задерживают нескольких сотрудников полиции за продажу незарегистрированного оружия. Выглядело это, мягко скажем, настолько грубо, насколько грубо может выглядеть манипуляция. По сути, аудитории сказали: то, что рассказывает этот советник, — ложь, посмотрите, в полиции — беспредел, или что-то вроде этого. Однако делать такие выводы на основе единичного случая, без тенденций и статистики — непрофессионально и такая постановка вопроса ожидаемо вызвала возмущение чиновника.

В таком ключе прошла вся программа. Зачем-то в ее композицию включили сюжет о том, каким оружием пользуются и пользуются ли народные депутаты. Возможно, ради вывода ведущей: «Іване, навіть народні депутати кажуть, що поліція безсила». Тем не менее, финал программы был вполне нейтрален: у ведущей получилось свести в один вывод все направления дискуссии и отправить зрителя ждать новый выпуск еще неделю.

Право на владу, «1+1»

23 ноября 2017 года: Эхо Москвы

Пожалуй, это было единственное ток-шоу, на котором участники более двух часов разбирали, так что же происходит в «ЛНР». И, пожалуй, это было самое недопустимое, с точки зрения стандартов, шоу, где свободно звучал язык вражды, оскорбления и унижения, а эмоции и оценочные суждения ведущих, Сергея Иванова и Натальи Мосейчук, часто переходили границы профессионализма.

Собственно, само название программы уже определило ее направленность. Мало того, что авторы использовали название российского медиа, в котором об Украине, по крайней мере, пытаются говорить адекватно и взвешенно, так еще и вся направленность дискуссии сразу ушла в плоскость: они — враги и мерзость, мы — хорошие и герои.

Среди спикеров были внефракционные нардепы и их коллеги из «Народного фронта», БПП, замминистра Грымчак, эксперты и журналисты. Представителей оппозиции не было.

Реплики в студии о происходящем в «ЛНР» ведущими не пресекались и никак не комментировались: «Дивіться от, все, що там зараз проходить, це дуже цікаво, як спостерігати про життя клану шимпанзе по каналу Енімал пленетс. Дуже цікаво, але абсолютно безсенсово з точки зору політичного життя. Це розборки шимпанзе і не більше того. До чого вони призведуть, теж не на стільки насправді важливо», «Населення нас сприйме після цих мавп, воно нас сприйме на ура. Ми зайдемо туди. І з приводу того, чи зараз ми не годуємо Донбас?» (Андрей Билецкий, нардеп).

Обращение ведущих со спикерами тоже вдохновляло: «Так. Ви або мовчить вже, або говоріть не демагогічно. Говоріть якісь хороші продуктивні речі» (Наталья Мосейчук), «Пане Богдане, менше слів. Давайте я тряхну своїм прокурорським минулим і от давайте просто визначимо винних» (Сергей Иванов), «Я вам скажу, що, в тому числі, по-дитячому, а хтось з цього має зиск» (Наталья Мосейчук), «Доручення на Україну підписали. Підмахнули, все нормально» (Сергей Иванов), «Ви розумієте, як тільки з'являється якась така ідея і як тільки людина президента починає показати, що ні, цього не може бути, так, тим більше люди вірять, що так само і буде» (Сергей Иванов), «Сергій, а тепер покладіть руку на серце і скажіть а що з цих планів не вдалося? …Якщо глядач дивиться цю програму, він добре бачить, що жоден експерт один одного не дивляться, у вас злагоди немає, всі політики до такої степені розсварені, у вас немає єдності, ви ненавидите один одного» (Наталья Мосейчук).

Иногда создавалось впечатление, что ведущие в принципе не готовы к программе. Так вышло при обсуждении количества новых переселенцев, которые переехали на территорию Украины из-за обострения конфликта в «ЛНР». Мало того, что ведущий называл их некорректно «беженцами», цифра в 400 тысяч пересекших в границу вызвала обоснованное недоумение замминистра. После выяснения корректных цифр, когда стало понятно, что ведущих ошибся, Сергей Иванов резюмировал: «Ну дивіться, навіть якщо ми навіть щось наплутали…». Таких ляпов хватало, как и нагнетания эмоций со стороны ведущих. В какой-то момент не выдержал даже замминистра, заметив Иванову: «Ви ж відповідаєте, що ми тут такі вороги всі». Кстати, грубость и достаточно нелепые манипулятивные заявления в отношении чиновника со стороны Иванова была не единичной. Восклицания в стиле: «Слухайте, ну, ви розумієте, що затикаючи мене, ви зараз затикаєте людей. Громадян України, які кажуть, що ви зараз просто, ну, не треба ототожнювати себе і державу. Держава — це всі вони! Так само, як і ви», —  подходили разве что таблоидной передаче с претензией на скандальность.

К концу программы тема — так что же происходит в «ЛНР», факты и адекватная аналитика от экспертов — окончательно утонула в эмоциях и выяснении отношений. Хотя ведущей, судя по ее заключительной реплике, понравилось…

30 ноября 2017 года: Четыре года, которые изменили страну

Анонсирование темы Натальей Мосейчук о событиях четырехлетней давности с использованием негативно окрашенной лексики опять задала тон всему эфиру. В последние дни ноября этой теме посвятили свои эфиры и несколько других ток-шоу. Выяснение, что же произошло в те дни и почему дела Майдана расследуются не так, как этого ожидали украинцы, в «Праве на владу» перешло в полемику «Кто виноват?». В итоге, на программе обсуждали: что произошло в ноябре 2013 года, почему расследования по Майдану не завершены, почему «Беркут» не сидит, что происходит сейчас между антикоррупционными структурами, что у нас с коррупцией как таковой и ее примеры. Неподготовленному зрителю в принципе невозможно понять, какие данные, озвученные участниками программы, есть истинными, а какие — нет. Их было слишком много. Они были слишком разные. Полагаться можно было только на уровень собственного «доверяю — не доверяю» и иметь мужество досмотреть эфир до конца.

Среди гостей — снова представители «Народного фронта», а еще «Укропа», «Батькивщины», БПП (по телефону), адвокат семьи «Небесной сотни», эксперты, Руслана Лыжичко по скайпу. Именно ей ведущая задала ключевые вопросы программы: «Чому гризня між антикорупційними органами? Чому провокації влади до влади? Чому боротьба за владу страшезна іде? Чому коаліції в нас не має, з'являється вона тільки тоді, коли назбирають голоси, так? От розкажіть, будь ласка».

Повторы — одна из особенностей вопросов ведущей: «Чому, так чому в нас немає правосуддя? Чому до сих пір нічого не працює?». Как и в других программах, обобщения в стиле «все», «никто», «ничего», «всегда» только лишь нагнетают эмоциональную атмосферу и не дают возможности аудитории получить понимание, о чем конкретно идет речь.

Поведение ведущих — заслуживающая отдельного внимания деталь. Сложно сказать, отрежиссированно это или просто экспромт, но ведущие, несмотря и на так на достаточно сложную тему программы, перегруженную множеством подтем, умудрялись еще и выяснять отношения / флиртовать (?) между собой. Диалог между ведущими о том, есть ли закон для Порошенко, каким-то удивительным образом закончился фразой Натальи: «Слухайте, другу програму поспіль. Ви нещодавно одружена людина». После этого они, конечно, вернулись к подтеме программы: конфликту между антикоррупционными структурами. Но вернулся ли зритель вместе с ними — неизвестно.

Стоит отметить, что в этом эфире было слишком много Николая Княжицкого («Народний фронт»), он говорил фактически на протяжении всей программы. Хотя его и критиковали некоторые эксперты, нельзя сказать, что эфир вышел сбалансированным.

Громадська організація «Детектор медіа» здійснює моніторинг за підтримки «Інтерньюз Нетворк». Висновки й погляди, що були висловлені в моніторинговому звіті, можуть не збігатися з поглядом «Інтерньюз Нетворк».

comments powered by Disqus